О сайте

Эта площадка создана для рассказа о культурных событиях, на которых авторам удалось побывать лично, а также о событиях, побывать на которых еще предстоит.

Города мечты Александра Васильева-Липецкого

19.06.2019 от admin

Выставка открылась в Москве в Гостином дворе 13 июня 2019.


Города мечты Александра Васильева-Липецкого.
К.ф.н. Екатерина Косолапова

Александру Васильеву-Липецкому, замечательному художнику и
прекрасному человеку, многое удается. Во время учебы в Московском
художественном училище Памяти 1905 года в 1971-1974 годах у известного мастера Ю.Н.Ларина, он познакомился с Марком Шагалом. «Саша, ты будешь великим художником», — написал ему знаменитый мастер.

И все сбылось. Александр Васильев-Липецкий неоднократно участвовал во Всесоюзных, республиканских и областных выставках в Москве, Липецке, Воронеже, Орле и других городах СССР. Учился у знаменитых мастеров Виктора Сорокниа и Василья Шевченко. Работал художником в двух самых популярных театрах того времени — театре «На Таганке» и «Театре им. В. Маяковского». Он дружил со многими поэтами, музыкантами, актерами, в том числе с В. Высоцким, А. Дидуровым, В. Цоем, А. Башлачевым. Ему посвящали стихи Л.Губанов, о нем писали Э. Лимонов, В. Приемыхов. Он много работал с С. Параджановым, К. Шахназаровым, Э. Климовым, дружил с В. Абдурашидовым и А. Кайдановским, во время работы художником-постановщик фильмов «Наследник», «Крестоносец», «Система Ниппель», короткометражных фильмов.

С 1984 года работает и выставляется со многими знаменитыми художниками – Ароном Бухом, Владимиром Масловым, Анатолием Зверевым, Анатолием Мосейчуком, Александром Цигаль, Андреем Бисти, Дмитрием Санжиевым, Дмитрием Иконниковым и другими. Он живет и творит в разных местах России и делает эти места «своими» и, одновременно, «нашими» — местами его зрителя.
Городские пейзажи Александра Васильева-Липецкого наполнены
серебристым светом, как будто города, которые он пишет, умыты дождем…
Или может быть, это первый снег опустился на булыжник мостовой и побелил крыши. А есть и такие, которые как будто проступают очертаниями стен и крыш из туманного утра.

Вспоминается старая песня: «Снятся людям иногда голубые города, у которых названия нет». Силуэты домов благодаря удивительному свету, подаренному мастером, теряют четкость линий и становятся нереально прекрасными. Зрителю кажется, что он попал в город своей мечты. Это может быть любой город: Москва или Санкт-Петербург, или белостенные южные города. Кажется еще шаг – и ты окажешься на их улицах, пройдешь по туманной площади и растворишься вон там, около реки.

Зрители легко присоединяются к эмоциональному контенту, который предал картине автор.
А передаваемы ли эмоции вообще? Можно ли написать картину так,
что многие или, может быть, даже все зрители будут считать, что они поняли автора, почувствовали то, что он хотел сказать. Постояли с ним рядом в одном творческом «потоке»? Возможно, это как раз и есть секрет и важная составляющая творчества художника, что его живопись эмоционально разделяема другими? Настроение передается мастерски, и зрителю трудно избежать соприкосновения с мечтой, тайной, сказкой, в которую приглашает его автор. Вот, например, кусочек старой Москвы. Дом с колоннами и колокольня напротив. Одновременно эта картина без названия, так как у сказочных городов Александра Васильева-Липецкого нет названия, может быть площадью уездного города. С торжественным зданием управы в центре и церковью на другой стороне. Как же так? А где реалистичность, соответствие, похожесть? А нужны ли они, если зритель уже узнал, уже нашел для себя вариант своего собственного города мечты, окунулся в него, почувствовал себя в нем счастливым? Исследователи творчества Александра Васильева-Липецкого пишут, что он «продолжает традиции истинных мастеров школы русского импрессионизма – Коровина, Грабаря, Сорокина… и идет дальше простого отражения окружающих пейзажей».

Именно пространство, не имеющее реальных границ, утонченное, струящееся, воздушное, прозрачное и сияющее, может стать нужным современному искушенному зрителю. Нужным, чтобы дать работу
воображению, которое позволит дорисовать, достроить и сделать его своим.
Вот пара лодок у воды. Одна из моих любимых картин. Напоминает
берег Волги у Нижнего. Но возможно, крымчане скажут, что это «их
побережье», а питерцы, что «вылитый» Финский залив.

Художник пишет не просто пейзаж, но создает и раскрывает пространство, в котором очень комфортно каждому зрителю.
А вот еще одна работа. На ней изображен величественный собор.
Прозрачный дождь омывает золотой купол. Дождь один из главных
персонажей этой картины. Его завеса делает площадь у собора светящейся и туманной. Редкие прохожие прыгают через лужи, их силуэты растворяются в потоках воды. Картина выполнена техникой, близкой к импрессионизму.
Кажется, что художник работал не только кистью, но и мастихином , а может, это пальцы мастера оставили свой след на полотне в струях дождя.

А вот эта картина – очень солнечная. Весна или лето. Солнце
высвечивает большое белое здание на берегу, около него видны мачты яхт и бескрайняя голубая стихия. Фигуры людей яркие, мостовая залита солнцем. Оно есть не на всех картинах Александра Васильева-Липецкого. Но здесь солнечный свет царит, ему отвечает сияние белых стен и даже самой площади у здания. Характер пространства, в котором есть место фантазии зрител остается. Летний воздух дрожит и искрится. В этом танце растворяются силуэты домов и людей, и снова зритель додумывает и место, и время. Снова возвращается в детство, на каникулы в городе у реки, к белому морскому вокзалу — в самые лучшие моменты жизни. Именно
поэтому живопись Александра Васильева-Липецкого так притягательна. Она создают вокруг себя атмосферу нежности, бережного отношения к памяти.

Для художника очень важны и любимы те места, которые он написал. И именно эту любовь чувствует зритель.
Есть у мастера такие работы, где видны лишь цветовые пятна домов на снежной равнине. Сначала видны прямоугольники коричневого, серого песочного цветов. Но потом, если присмотреться и «слиться» с картиной, становятся видны и горка, и гараж, и плотная застройка Москвы 50 годов прошлого века. Но это опять моя интерпретация. Картина не имеет названия. Она дарит себя каждому как возможность побывать вместе с автором там, где захочется.
Пейзажи Александра Васильева-Липецкого небольшие, но
оказываются таким емким, как внутренняя музыка, которая у каждого своя.
К.ф.н. Екатерина Косолапова

Обсуждение закрыто.

Рубрики

Страницы

Свежие записи

Архивы

ПАРТНЕРЫ

Мета