Художник Елена Щепетова. Игра пространств

Автор: | 28.12.2019

Елена Щепетова.

Художник график. Работает пастелью, в последнее время акрилом, использует и другие материалы.

Родилась в Москве.Член Московского союза художников
Член Творческого объединения женщин -художников «Ирида».

Участвует в российских и международных выставках с 1982 года. В т.ч. в проектах: «Искусство за мир в Европе», «Women in Art» и других.

Работы Елены Щепетовой находятся Новоиерусалимском музее г. Истра, Московском Музее Современного Искусства, Государственном Музее Востока, а также частных коллекциях.

Имеет дипломы Московского Союза художников, Союза художников России и Министерства культуры.

 

В мастерской художника побывала  Екатерина Косолапова:

Елена Щепетова. Игра пространств

В мастерской Елены Щепетовой, как в Хумгате – коридоре между мирами Макса
Фрая, одновременно существуют возможности попасть в разные пространства. Елене
вообще пространства удаются, она их не боится и подпускает их к себе, а они ее
принимают. Сразу от двери – бросаются в глаза огромные цветные окна из одноименной
серии. Елена – пишет абстракции, но всегда понятно, что она показывает. Три окна
распахнуты в три городских мира. Мир синего надмосковского неба и розовых домов, как
будто ты стоишь утром у окна и смотришь на просыпающийся многоэтажный город.
Следующее окно — мир залитой солнцем квартиры – коридор и комнаты. И , наконец, мир
московского вечера, заливающего синий мглой комнату. Все три мира реальны и
приковывают взгляд сразу и надолго.
Елена удивительно гостеприимна и открыта. И действительно, как еще можно
справится с пространствами? Только через радушие. Одна из первых поездок, которая
поразила художницу, было путешествие на Кавказ. Когда она увидела горы, она забыла
себя, время и осталась писать. Возможно, именно с этой поездки она ощутила себя
художником? Ее Кавказ мы увидели не сразу – его реки и камнепад остается позади, где-
то справа у двери. Кавказские картины Елены очень графичны и точно передают стихию
гор. Черно — белый гребень — это острые зубцы скал, а вот светлый спокойный поток внизу
— это долина или широкий разлив горной реки. Соседство бешеной скорости и
спокойствия. Как будто слились разные звуки и ритмы. Видимых картин было две и
можно было переводить взгляд с одной на другую: переживание от гулкого эха падающих
камней первой сменялось спокойном взглядом с горы в долину. Видно, что в этом месте
художница рассматривала горный пейзаж с еще одной более высокой точки. Горы
смыкаются царят, а линия света и спокойствия выступает успокаивающим контрастом с их
силой. И это удивительно, так как даже, если бы я не знала, где написаны эти картины, я
бы все равно все поняла.
Получается, что каждый поворот головы в мастерской ведет к новому открытию.
Разные миры Елене удаются, наверное, еще и потому, что она чувствует себя вне дома по-
другому, и передает это ощущение зрителю. В ее греческом (средиземноморском) цикле,
он висит чуть левее «Окон» и мы его увидели позже, царит лето. Когда ходишь по
греческим жарким белым городкам, где дома отбрасывают фиолетовые тени, а окна и
двери синего цвета, ощущаешь море за каждым изгибом улочки. Так же и на картинах
«средиземноморского» цикла. Они погрузили нас в яркий полдень средиземноморского
городка. Белый, синий, золотистый, сгущающийся лиловый в тени – все эти, присущие
лету у моря, цвета и запахи создают иллюзию присутствия. Мне физически удалось
подняться по белым ступеням на крышу и посмотреть на синю гладь моря. На эти картины
не скучно долго смотреть, цвет и четкие, почти архитектурные линии создают ощущение
бытия там в этом прекрасном месте, где всегда солнце и не бывает осени. На двух
картинах – улицы и таинственные переходы городка, а на последней картине город с его
четкими линиями отступает, и стихии встречаются – синее море, конкурирующие по
глубине и синеве с небом, белые стены домов и золотой песок.
Видимо, присутствие художницы в новом месте создают, пробуждает этот
удивительный союз – ее таланта и того пространства, в котором она находится. Елена не
сразу показала нам свой «монгольский» цикл. Наверное, нам нужно было подготовиться.
Он ошарашивает. Небо, написанное через отверстие в потолке юрты. Зеленовато-серая
бесконечность ночной степи. Кажется, что художнице удалось передать реальную
бесконечность вне пространства и времени. Так было здесь всегда – вот суть послания

этих картин. Проходили тысячелетия природа менялась, приходили и уходили люди и
животные, а эта природа была всегда такой.
По творчеству мастера можно угадать настроение. Философское настроение
монгольского периода сменяется озорным, когда Елена пишет разноцветные крыши.
русской деревни. Линии и цвета меняются: вот пылающий закат, а вот утро нашей
средней полосы. Яркость цвета сменяется светом сумерек – из которых выступают
разноцветные крыши бревенчатых домиков. Так, как Елена создает цветные крыши, мне
кажется, не пишет никто. Среди нас были художник из Германии, которому нравится
русская культура. Он много раз говорил о многоуровневой Москве, имея в виду крыши
домов разных эпох. Так вот он просто не отрывал глаз от разноцветных крышам, которые
«подглядела» Елена.
Удивительная мастерская «хумгат» и горячий ароматный чай сделали свое дело —
завязалась долгая дискуссия о тайнах прекрасного. Где оно скрыто – в линиях, цвете, в их
умелом сочетании? Почему художник начинает писать картины и не может остановиться?
Как и писатель, и поэт? В чем скрывается загадка творчества? Мы рассматривали работы
художницы малого формата, графику, снова абстракции… И казалось, что именно это и
составляет смысл бытия человека здесь – создавать новое, творить.