О сайте

Эта площадка создана для рассказа о культурных событиях, на которых авторам удалось побывать лично, а также о событиях, побывать на которых еще предстоит.

Леонид Рабичев – фронтовик, поэт, прозаик, художник, книжный график

07.05.2010 от admin

Леонид Николаевич Рабичев- фронтовик, поэт, прозаик, художник, книжный график

Леонид Николаевич Рабичев- фронтовик, поэт, прозаик, художник, книжный график (Фото Ирины Разумовской)

Он родился в Москве в 1923 году, в 43–ем в обороне под Оршей был уверен, что погибнет молодым. Но судьба подарила ему долгую яркую жизнь в искусстве. Леонид Рабичев – поэт, прозаик, художник, книжный график, его имя входит во все известные известные каталоги современных мастеров. Одна из его работ опубликована и в престижном издании «500 шедевров российского искусства», включившем самые выдающиеся произведения от древней иконописи до наших дней.

Его художественное творчество хорошо известно не только профессионалам и любителям современного искусства, но и самой широкой публике. Вместе с женой, тоже художником Викторией Шумилиной Леонид Рабичев оформил сотни книг русской и зарубежной классики.

Судьба, одарив  его многими талантами, сделала еще один бесценный дар – особенный взгляд на жизнь и мудрость видеть счастье в творчестве и каждый день начинать жизнь сначала и в живописи и в поэзии.

«Дрогая Мама!—пишет в 41-ом из военного училища курсант Рабичев. Никак не могу привыкнуть к своему положению, главным образом, потому, что не умею ходить «в ногу» в строю». Он прошел войну, не раз проявляя истинный героизм, но его книга «Война все спишет» — о другом. Главы о войне в ней – это истории жизни каждый день, полной фронтовых трудностей, но вместе с тем и радостей, влюбленностей, вдохновения. О войне он без пафоса пишет парадоксальные вещи, говорит: «На фронте было легче, чем в тылу. У войны свои жестокие законы, но они понятны и очевидны. Война для тех, кто воевал, была опасной, страшной, могла быть гибельной, но там была ежедневная возможность выполнить долг. И это делало людей счастливыми. Когда мне дали десятидневный отпуск, я поразился тому, как печальны люди в тылу. На последний девятый, десятый день я жаждал уехать быстрее на фронт».

Он жил в эпоху великих надежд,  и великих разочарований. И творческая судьба Леонида Рабичева никогда не была легкой. Но как легко читаются его книги, в которых Рабичев увлекательно, искренне, свободно пишет о своей довоенной юности, о войне и о любви. Об оттепели. И об искусстве. Одна из глав этой книги называется «62 год. До и после». «Я оказался на сцене грандиозного театра абсурда», — вспоминает Леонид Николаевич выставку в Манеже, разделившую советских художников,  обозначив особенный лагерь неофициального искусства. Он до сих пор часто мысленно там — в 62-ом, размышляет, что бы мог сказать, что сделать, как защитить свой художественный мир, а тогда, признается, —  он ждал то ли изгнания, то ли ареста,  и потерявший иллюзии, переставший верить, долго не пишет ни стихов, ни картин – двадцать пять лет. Четверть века. Умение ходить «в ногу», в строю – это, возможно, еще и свойство характера.

Поэтом Леонид Рабичев был всегда. Стихи он пишет  с пятнадцати лет. А вот художником он стал спустя несколько лет после войны. Лиля Брик, с которой Рабичев был дружен с юности, ценившая высоко его поэтический дар, не одобрила наброски, присланные с фронта. «Никогда, никогда больше не рисуйте!» — в ответ написала она Леониду. Но художественная интуиция ее здесь подвела. В 58 году Леонид Николаевич попал в студию Элия Белютина. Педагога воспитавшего многих замечательных мастеров. В студии Белютина Рабичев и познакомился со своей будущей женой Викторией. В своей московской мастерской он с гордостью и в первую очередь показывает работы жены и сына, тоже известного художника Федора Рабичева.

Три тысячи рисунков, сделанных в разных городах России —  уникальная коллекция – история страны и жизни людей. Военных сюжетов Леонид  Рабичев почти не пишет, но и она не только в стихах и воспоминаниях, но и в каждой работе — и в идиллической картине о жизни и творчестве, и в натюрморте, и в каждом портрете современников, потому что в движении кисти   заключен весь опыт мастера, не только художественный, но и жизненный, его волнения, мечты, испытания. Особенно внимательный зритель может читать в работах художника, не только знаки его таланта, но и его судьбу. Леонид Николаевич  уверен, истинное искусство в том, что художник остается преданным самому себе и пишет без оглядки, искренне и свободно, то, что знает лучше всего – свой собственный мир, свои чувства, переживания и счастье.

Александра Загряжская

Добавить комментарий

Рубрики

Страницы

Свежие записи

Архивы

Ссылки

Мета